История танкостроения СССР

История танкостроения СССРСоветская Российская Федерация была 6-ой государством решетка, организовавшей стройку танков — в конце 1920 года на Сормовском заводе в Нижнем Новгороде была начата маленькая серия машин КС( » Красное Сормово «), в целом представлявших собой чуть-чуть уточненный вариант » Рено ft «.

Но опосля выпуска 2-ух 10-ов машин стройку танков в РСФСР прекратилось — государство не могла дозволить себе выпуск военной техники на мощностях, какие были жизненно нужны для изготовления автомашин и тракторов. Более такого, в первую танковую дробь, состоящую из российских машин, преднамеренно набирались воины, знакомые с сельским хозяйством, — в истоке 20-х годов эти танки часто применялось на сельхозработах.
В 1925-1926 годах проводились работы над предстоящим развитием » Рено «, получившим заглавие, Т-16. Но создание последующего варианта машинки под маркой Т-18( он же » миниатюрный сопровождения » или МС-1) начали только в 1927 году, когда государство начала к стремительной модернизации армии, а боевые теоретики заговорили о разработке больших механизированных подразделений.

В последующем году был принят пятилетний чин развития вооруженных сил, наложенный под управлением руководителя Штаба РККА М. Н. Тухачевского. Согласно этому плану до конца 1932 года намечалось отпустить 1075 танков. За три года было выстроено возле 962 машин Т-18. В 1928 году еще было начато создание бронеавтомобиля БА-27 на шасси главного русского грузовика АМО-Ф-15, башня которого была унифицирована с танком Т-18. В 1930 году было выстроено 26 средних танков Т-24 весом в 18 тонн, с броней 20 мм, пушкой 45 мм и 3-мя пулеметами. В 1929-1930 годах на базе Т-18 были сделаны танкетки Т-17 и Т-23, выброшенные маленькой серией.
Постепенно становилось светло, что » Рено ft «, как макет для новейших танков, неизлечимо обветшал. В 1929 году, сразу с творением управления механизации и моторизации РККА, создается 1-ый опытнейший механизированный полк, в 1931 году детальный до бригады. Одновременно утверждается новенькая програмка строительства бронетехники, по которой до конца первой пятилетки обязано было существовать выстроено уже 5, 5 тыщи машин! А так как к этому моменту в стране не было даже применимых образчиков для сотворения новейших танков, в конце такого же 1929 года за предел отбывает комиссия во голове с начальником Управления механизации и моторизации РККА И. А. Халепским, задачей которой была покупка в водящих странах решетка бронетехники и лицензий на ее создание. Весной 1930 года комиссия покупала в Англии 15 экземпляров икона » Виккерс-6 тонн » с лицензией на его создание и танкетку » Карден-Ллойд «, а в Америке — опытный колесно-гусеничный танк изобретателя Дж. У. Кристи, имевший обозначение m. 1931, но действительно сделанный в 1930 году( в РККА он получил обозначение БТ-1).

С данных машин и началось общее русское танкостроение. На базе танкетки » Карден-Ллойд » с внедрением авто агрегатов начался выпуск танкетки Т-27, чей миниатюрный вес( 2, 7 т) дозволял применять ее как авиадесантную( с самолетов ТБ-3). » Виккерс-6 тонн » перевоплотился в двухбашенный Т-26( 1600 машин), а танк Кристи получил новейшую башню с 37-мм пушкой и заглавие БТ-2( на первых выпусках машинки в вышке все еще ставилась спарка пулеметов).

Эти машинки были запущены в создание в 1931 году. В последующем году дробь Т-26 получила 37-мм пушку в правую башню. В 1933 возникли однобашенный Т-26 и колесно-гусеничный БТ-5 с 45-мм пушками, а на замену танкетке Т-27( 3328 машин) пришел миниатюрный плавучий танк Т-37А( выпущено 2627 штук), в 1936 году смененный танком Т-38( 1375 машин).

В 1933 году был сотворен 1-ый общественный обычный танк Т-28. Он имел вес 25 тонн, броню 30 мм и три вышки — две пулеметных и пушечную с 76-мм короткоствольным инструментом КТ( до 1940 года выпущено возле 600 машин). И в конце концов, в том же году возник монстр — тяжкий Т-35, из всех многобашенных танков решетка в большей ступени воплотивший мечту о » сухопутном линкоре «. У него было 5 башен — одна от Т-28, две от Т-26 и две пулеметные, но только только 30-мм панцирь сближала на нет огневую мощь 50-тонного слишком большого мастодонта. Всего до 1939 года было выпущено возле 60 таковых машин( на крайних панцирь увеличилась до 50 мм), в 1941 году они проявили себя совсем напрасными.

Параллельно с ускоренным строительством бронетанковой техники скоро развивалась и концепция ее внедрения. В 1932 году на складе уже упомянутой механизированной бригады был сформирован 1-ый механизированный корпус, по штату имевший 500 танков, 215 бронемашин, 60 орудий и 200 каров. Тогда же было принято временное поучение механизированных войск РККА, которым закреплялось их предназначение — глубочайшая маневренная операция по прорыву защиты врага с целью развития тактического фуррора в эксплуатационный. К 1936 году Красная Армия имела 4 механизированных корпуса, 6 отдельных механизированных бригад и 15 механизированных полков в кавалерийских дивизиях. На Киевских маневрах 1935 года и Белорусских 1936 года смысл маневренных танковых долей в современной борьбе было на практике продемонстрировано ошеломлённым иноземным представителям.

Впрочем, на всем протяжении 30-х годов в СССР предпочитали издавать в главном легкие и плавающие танки, равномерно модернизируя их от серии к серии. Т-26 обязан был делать функции икона помощи пехоты, а мощнейший и высокоскоростной БТ с огромным запасом хода — употребляться как крейсерский, то имеется для глубочайших танковых операций. Досужие байки об » автострадном танке «, типо подходящем лишь для применения на не плохих дорогах Европы, относятся к области не очень научной фантастики: для движения по шоссе полностью разрешено использовать и куда наиболее дешевенькие бронеавтомобили, что с фуррором делали немцы во эпохи » блицкрига «. Колесный же ход колесно-гусеничных машин никогда не предназначался для применения в бою — за счет него усиливалась » перегоночная дальность » и убавлялся износ гусениц при передвижении вне поля боя. Именно потому с появлением наиболее долговременных гусениц колесно-гусеничные танки пропали.

Широкий энтузиазм к колесно-гусеничному шасси разъясняется еще тем, что спроектированная Кристи ходовая дробь оказалась элементарно чрезвычайно успешной, сочетая в себе высшую прыть, подвижность и недолговечность — недаром итогом развития полосы БТ появился известный танк Т-34.

На неких Т-26 и БТ заместо 45-мм пушки устанавливалась 76-мм короткоствольная армата КТ. В 1936 году была предпринята попытка определить на Т-26 76-мм зенитную пушку 3К — лицензионное воссоздание германской. Было выпущено 14 экземпляров данной машинки, ставшей первой в мире ЗСУ. Однако основа оказалась очень легкой для 76-мм зенитки, а 37-мм робот Шпитального, которым предполагалось перевооружить, большая часть машин серии, так и не был запущен в создание.

В 1935 году возник четырнадцатитонный БТ-7 с усиленным до 22 мм бронированием и увеличенным до 350 км запасом хода( на колесах — 500 км) — он стал самой массовой трансформацией БТ( 4600 машин).

В 1937 году Т-26 получил новейшую коническую башню и еще два пулемета( один зенитный) — вес подрос с 9, 4 до 10, 3 т. Наконец, в 1939 году был выпущен БТ-7М с дизельным движком В-2, сходу давшим прирост в дальности хода, а основное — сделавшим машинку еще наименее пожароопасной и наиболее дешевенькой в эксплуатации. А вот пробы сотворить плавучий пушечный танк фуррором не увенчались — бывалые машинки ПТ-1 и ПТ-А оказались не очень успешными, потому линия Т-37 закончилась в 1940 году танком Т-40 с 2-мя пулеметами( один крупнокалиберный). Всего было выстроено 668 Т-40, из которых крайние 181 машин были вооружены 20-мм самодействующей пушкой ТНШ, но но несмотря на все вышесказанное уже не умели каботажничать( Т-40С — » сухопутный «).
Параллельно с танками основывались и бронеавтомобили — в главном легкие и средние. Легкие, сделанные на складе легкового кара ГАЗ-А — Д-8 и Д-12( 1931 год) и ФАИ( 1932) — весили возле 2 тонн и имели на вооружении 1-2 пулемета, поначалу в корпусе, а у крайнего — в вышке. В 1936 году был начат выпуск бронеавтомобиля БА-20М на шасси » эмки » — легкового кара ГАЗ-М1, а в 1938 на ту же основание перевели и ФАИ — так вышел практически схожий ФАИ-М.

Средние бронеавтомобили производились на складе трехосного ГАЗ-ААА, весили 5-6 тонн и вооружались облегченной вышкой икона Т-26 с 45-мм инструментом — это были издаваемые с 1934 года БА-3, БА-6 и БА-10. Все они имели 50-сильный движок и фиксированное распределение 8-10 мм. Лишь в 1939 году был сотворен тяжкий бронеавтомобиль БА-11 с мотором в 97 л. с. и усиленной до 13 мм броней. В последующем году на него поставили дизельный движок — так вышел БА-11Д. Кроме такого, в 1937 году малыми сериями были выпущены плавучий ПБ-7 и полугусеничный БА-30. Бронетранспортер для механизированных долей так и не был сотворен — лишь в 1939 году на заводе ЗИС чрезвычайно малеханькой серией выпустили семитонный полугусеничный Б-3.
В 1930 году в СССР было выпущено 170 танков( в главном МС-1), в 1931 — уже 740, в 1932 — 3121( из которых 1693 сочиняли танкетки Т-27). В 1933 году выпуск танков составил 3500 машин в год, потом он снизился до 3-3, 2 тыщи в год, а в 1938 было выпущено лишь 2270 танков. Армия была переполнена легкими машинками. Они приноравливались в поединках у озера Хасан, на реке Халхин-Гол, в Китае и Испании. В военных деяниях супротив японской армии, не имевшей ни мощных танков, ни противотанкового орудия, их эффективность оказалась высочайшей. Но Испанская битва, где на поле боя в первый раз возникли противотанковые пушки( германская 37-мм и, в самом конце, — русская 45-мм), показала надобность усиления бронирования техники. Маневренным механизированным долям понадобился обычный крейсерский танк с броней, выдерживающей фугасные снаряды полевых и бронебойные — противотанковых пушек, на что в то время были способны лишь некие томные танки.

Уроки борьбы в Испании остались фактически неучтенными — при этом не лишь в СССР, но и в Италии и Германии. Точнее, в СССР реакция на неожиданную эффективность массовой противотанковой артиллерии оказалась парадоксальной — боевые теоретики решили, что снаряд совсем выиграл противоборство с броней. Интерес к танкам и танковой стратегии свалился, создание машин, как уже упоминалось больше, грубо снизилось. В 1939 году механизированные корпуса вообщем были расформированы как самостоятельные военные единицы, а танковые подразделения переданы пехотным долям.

Все же конструкторы бронированных машин битву со снарядом проигранной не считали. В 1938 году в Советском Союзе были сделаны два опытнейших эталона среднего икона Т-46-5 весом возле 30 тонн, 45-мм пушкой и броней 60 мм. Но главным танком с противоснарядной броней все же предначертано было начинать тяжеленной машине. В конце 1938 года на 2-ух заводах — Кировском( номер 174) и Ленинградском имени Кирова( номер 185) началась разработка новейшего томного икона прорыва. Первоначально он был трехбашенным, но равномерно численность башен сократилось до 2-ух, расположенных линейно-возвышено, на манер военного корабля. Попутно на заводе номер 185 разрабатывался еще и однобашенный его вариант. В сентябре 1939 года на полигоне под Москвой гос комиссии были представлены 58-тонный Т-100 завода номер 174, 55-тонный СМК завода номер 185 и 47-тонный однобашенный КВ.
Vs
Первые две машинки имели 60-мм броню, по одной 76-мм и одной 45-мм пушке. Kb имел одну 76-мм пушку Л-11 и наиболее сильную броню в 75 мм — таковой брони еще не случалось ни на одном танке! 17 декабря все три томных икона с заводскими представителями в экипажах были высланы на Карельский теуантепек и испытаны в военных критериях на полосы Маннергейма, в районе станции Перикярви, меж озером Суммаярви и незамерзающим топким местом Суна-суо. Хотя штурм и не удалась, ни одна машинка повреждений от массированного огня противотанковой артиллерии врага не получила. На последующий день СМК взорвался на фугасе и испортил передние катки, так что ни поправить машинку, ни вынуть ее с нейтральной полосы экипажам всех 3-х танков не получилось. Зато kb сделал рейд по близким тылам врага, уничтожил некоторое количество дотов и вынул на буксире раззадоренный Т-28. Все танки получили 10-ки попаданий противотанковых 37-мм снарядов, но панцирь не была пробита ни разу.
На последующий день, 19 декабря 1939 года танк kb официально был принят на оружие. Его серийный выпуск под маркой КВ-1 начался в январе, а уже в феврале возник сделанный на его складе КВ-2, по сути, представлявший собой первую серийную советскую СУ, вооруженную 152-мм гаубицей М-10 во вертящейся вышке. Обе машинки успели взять роль в Финской борьбе.

Одновременно с демонстрацией томных танков на том же полигоне испытывались сделанные Харьковским паровозостроительным заводом бывалые эталоны новейших средних танков — колесно-гусеничный А-20 и кристально гусеничный А-32.( Первый из них в неких источниках называется » легковесным «, желая от А-32 по весу он фактически не различался.) Эти танки, предназначенные для подмены БТ, проектировались с 1938 года и сначало, при весе возле 19 тонн и броне 25-30 мм, оснащались обыкновенной 45-мм пушкой( для этого времени уже очень слабенькой). Однако к сентябрьским испытаниям 1939 года был представлен интенсивный вариант А-32 весом 24 тонны с 76-мм инструментом Л-10( таковым же как на Т-28 крайних выпусков) и некоторое количество увеличенной шириной брони. Этот танк получил заглавие Т-32 и удачно прошел муниципальные тесты, показав неплохую прыть и высшую подвижность. Но на оружие был принят не он, а последующая трансформация — с новейшей пушкой Л-11( 30, 5 калибра) — показавшийся весной 1940 года Т-34. Испытания проявили, что его 45-мм панцирь, расположенная под крупными углами крена, не пробивается русской 45-мм противотанковой пушкой эталона 1937 года, а по скорости и запасу хода( 55 км/ ч и 400 км) он приближался к легковесным колесно-гусеничным машинкам. С 1941 года Т-34 вооружался новейшей пушкой Ф-32 длиной 40, 5 калибра.

Сравнительно удачные деяния танков в Финской борьбе( и, очевидно, германские танковые блицкриги) привели к воспроизведению самостоятельных организационных структур танковых войск. В 1940 году снова было сформировано 9 механизированных корпусов. По штату любой из них состоял из 2-ух танковых и одной моторизованной дивизий и обязан был обладать выше 1000 танков. Однако в различие от германских танковых долей в русских мехкорпусах оснащенность колесной техникой была очень мала — на 4 икона по штату приходилась только одна бронемашина, каров для сопровождающей танки пехоты было не достаточно, бронетранспортеров не было совсем. В феврале-марте 1941 года началось создание еще 20 механизированных корпусов, но укомплектовать их не успели. Главной бедой оказалась острая недостаток даже не танков, а запасных средств — маневренной артиллерии на автотяге и автотранспорта. Не хватало даже бензозаправщиков, а имеющаяся артиллерия на тракторной тяге, как оказалось уже во время поединков, передвигалась со скоростью не больше 6 км/ ч.

Всего в Советском Союзе с 1929 года до истока Великой Отечественной борьбы было выстроено возле 30 тыщ танков — такового не знала ни одна государство решетка. Правда, возле 8 тыщ из них сочиняли плавающие танки и танкетки, вооруженные только пулеметами. До 1933 года было выстроено 7500 машин, дробь их к истоку борьбы еще считалась в строю, желая уже неизлечимо обветшала. За крайние полтора предвоенных года — с января 1940 года по июнь 1941 года — Красная Армия получила возле 7000 танков.

На 22 июня 1941 года в РККА числилось по перечням возле 23 тыщ танков — поражающая фантазия цифра. Около 2/ 3 из них( то имеется практически 16 тыщ) находилось в западных боевых округах. Немалую дробь этого сада сочиняли танкетки Т-27, Т-37А и Т-38 и обветшавшие МС-1, БТ-2, двухбашенные Т-26, издавна выработавшие собственный моторесурс. Проще разговаривая, танки в Красной Армии фактически не списывались — в 1939 году была даже предпринята попытка усовершенствовать неизлечимо дряблые МС-1 с аппаратом в их корпуса новейшего мотора( танк получил заглавие Т-18М). Короче, существенное численность машин годилось разве что в металлолом. Известно, что изо всех танков старенькых марок( т. е. всех типов, не считая Т-34, kb и, может быть, БТ-7М) 44% нуждались в среднем починке и 29% — в капитальном. Первое по нормативам обозначало надобность починки в окружных мастерских, 2-ое — починки на заводах танковой индустрии.

Полностью исправные танки посреди машин старенькых марок сочиняли распорядка 27%. То имеется сплошное количество условно боеспособных( то имеется желая бы пребывавших на ходу) русских танков, по-видимому, не превышало 12 тыщ( эта же цифра сталкивается и у Типпельскирха), из которых возле 9000 на момент истока борьбы находилось в западных округах( но не лишь на границе!). На основании приведенных больше цифр ряд работ( к примеру, книжка » Гриф секретности снят «, m., 1992) вообщем расценивает настоящее соответствие боеспособных танков сторон на 22. 06. 41 как » примерно одинаковое «. Хотя нужно учесть, что Т-34 и kb существенно превосходили по собственным военным способностям германские средние танки; одинаковым образом БТ крайних трансформаций были существенно посильнее 38( t), не разговаривая уже о pz. I и ii. С иной стороны, бесценным плюсом германских танков была полная радиофикация. В всяком случае, станем ли мы полагать силы » одинаковыми «, или диагностируем соответствие сил распорядка 1, 2: 1 в средних и томных и возле 3: 1 по обветшавшим легковесным танкам( что дает ответ оценкам Типпельскирха, Гальдера, Гота и Гудериана), приводимое в » трудах » В. Суворова соответствие в 23 тыщи русских танков на 3350 германских не выдерживает безличный оценки. Оно получено с поддержкой тривиальной подтасовки — для одной стороны взято сплошное списочное количество машин, для иной — численность танков первой полосы.

Большинство машин было распределено по механизированным корпусам — в 20 мехкорпусах по списочному составу( то имеется совместно с неисправными машинками и » мертвыми душами «) насчитывалось 10394 танков. Среди них было 967 Т-34 и 508 kb( из 1861 машинки данных марок, выпущенных к 22 июня).

Новые танки успели поступить в войска только в движение крайних 1-2 месяцев и не имели наученных экипажей. Но основное — к ним часто отсутствовало дизельное горючее и бронебойные снаряды для 76-мм и пушек, а КВ-2 доводилось палить по германским танкам бетонобойными 152-мм снарядами. Снабжение армии в 1-ые же дни борьбы было нарушено, потому почти все машинки элементарно были взорваны при отходе, ни разу не вступив в бой. По германским источникам, за 1-ые два месяца борьбы было » подбито и пленено » выше 14 тыщ русских танков. Отремонтировать и завести в строй немцы сумели только возле 100 машин. На других же, даже не имевших суровых внешних повреждений, обнаружились неустранимые неисправности мотора или ходкий доли. Можно заподозрить, что в таком состоянии крупная дробь машин уже находилась к истоку войны…

Несмотря на воспроизведение перед самой борьбой механизированных корпусов, некая дробь танков еще находилась в пехоте( по штатам — 16 танков на пехотную дивизию), потому танковые контрудары оказались заранее ослаблены. Неумение русского командования править армиями приводило к тому, что мехкорпусам доводилось для выхода в указанные районы концентрации исполнять многокилометровые марши и контрмарши вне поля боя, расходуя горючее и моторесурс. Так, viii мехкорпус по вине командующего ЮЗФ генерала Кирпоноса с 22 по 24 июня » накрутил » в сумме 500(!) км напрасных передвижений взад-вперед вдоль полосы фронта на участке Львов-Броды.

Поначалу стратегия » блицкрига » выдерживалась верно — германские танковые дивизии устремлялись очень скоро подвинуться в глубь местности врага, при этом всякими способами уходя от столкновения с русскими танками. Танковым контрударам проворно » подставлялись » пехотные доли, приподнято насыщенные противотанковыми средствами и способные удушить неумело созданный удар броневого кулака. На северном и центральном направленностях это срабатывало, но вот на южном фланге фронта увернуться от поединков с русскими танками германским танковым войскам не получилось. Тем наиболее что конкретно тут было сосредоточено 2/ 3 всех механизированных долей РККА. С 25 по 28 июня в районе Луцк-Дубно-Броды, северо-восточнее Львова, развернулось наикрупнейшее на тот момент в летописи танковое схватка. С обеих сторон в нем участвовало выше полутора тыщ машин. Советские войска пробовали одновременными ударами с севера и с юга мощами 4 механизированных корпусов ампутировать и опоясать вошедшие в разрыв меж 5-й и 6-й армиями Юго-Западного фронта ударные доли 1-й танковой группы Клейста( два моторизованных и два армейских корпуса). И желая расщелкать врага не получилось, он понес томные утраты и на некое время был остановлен. Новые русские танки Т-34 и kb вправду оказались фактически неуязвимы для германской противотанковой артиллерии и танковых орудий — с ними могла биться только 88-мм зенитная армата. Согласно донесениям танковых долей РККА, крупная дробь потерянных машин kb считается взорванными при отступлении…

Но веры на танковое преимущество не оправдались: сходу же отразилось неимение моторизованной пехоты, способной скоро передвигаться за танками и зафиксировать фуррор пришествия. Поэтому русские танки, даже прорвав защиту врага( что бывало чрезвычайно нередко), скоро оказывались отрезаны от собственных войск и рядов обеспечения. Организовать же обеспечение танковых долей по воздуху препятствовало германское преимущество в авиации, а еще рядовая для русских войск главного периода борьбы неразбериха. Те же танки, что находились в пехотных долях и в отдельных батальонах приданных пехоте, не могли изготовить многого в критериях маневренной борьбы — они только поддерживали локальные контратаки. Вновь повторилась деяния кампании 1940 года, когда преимущество французов и британцев в численности и качестве танков было сведено к нулю преимуществом германской армии в организации и управлении подвижными армиями.

В томных критериях осени 1941 года, когда эвакуация производственных мощностей привела к понижению выпуска танков, недочет военных машин довелось возмещать наиболее дешевенькими и элементарными в изготовлении, легкими танками. Было выпущено маленькое численность Т-50 сделанного, как простой пехотный танк на замену Т-26. Однако самой массовой легкой машинкой стал Т-60, в производстве которого обширно применялось авто агрегаты. Он представлял собой предстоящее формирование проекта Т-40, который в процессе улучшения потерял дееспособность каботажничать, но но несмотря на все вышесказанное получил наиболее сильную броню и 20-мм самодействующую пушку ТНШ( танковый вариант авиационной ШВАК) со скорострельностью 800 выстрелов в минутку и боекомплектом 780 снарядов. Таким образом, имея броню, оружие и прыть, фактически схожие германскому pz. Iif( трансформация 1940 года), он был в полтора раза проще и имел в два раза огромные боезапас и прыть хода. Т-60 было выпущено 6045 штук. В 1942 году на замену ему пришел наиболее тяжкий Т-70, уже вооруженный 45-мм пушкой и с броней до 45 мм( выпущено 8226 машин). Но при том же экипаже — только в 2 человека — командиру икона было чрезвычайно тяжко сразу следить за полем боя, действовать заряжающим и новости пламя из пушки и пулемета. Поэтому в 1943 году возник Т-80, экипаж которого возрос до 3 человек, а армата получила угол возвышения 80 градусов и зенитный коллиматорный прицел для ведения огня по легким целям и верхним этажам домов. Но время легких танков уже прошло, потому данных машин выпустили только 75 штук.

Стремление к увеличению выпуска танков хоть какой ценой, несомненно, имело и нехорошие последствия. В 1942 году, в связи с нехваткой качественной латный стали, для упрощения и удешевления изготовления были снижены нормативы на свойство брони для Т-34 — отныне на них могла идти рядовая котельная сталь. Зачастую, сообразно указаниям » сверху «, толщина брони также снижалась до 25-30 мм. Нехватка пушек Ф-32 приводила к тому, что в башню были обязаны становить 45-мм приспособление( упоминается у Карпенко и отлично следовательно на одной из фото, приведенных у Шмелева). Поэтому настоящие ТТХ танков Т-34 постройки 2-ой пятидесяти процентов 1942 г. чрезвычайно шибко отличаются и никак не подходят официозным, приводимым в документах. По сути, большая часть из них было легкими машинками и различалось очень низкими военными свойствами — сиим, в частности, объясняются чрезвычайно огромные утраты в » тридцатьчетверках » на Курской дуге.

Осенью 1941 года на сотке новейших » тридцатьчетверок » была установлена лишь что сделанная длинноствольная 57-мм армата ЗИС-4( танковый вариант ЗИС-2), оказавшаяся куда наиболее действенным противотанковым средством, чем обычная Ф-34. Тогда же тяжкий КВ-1 получил 76-мм пушку ЗИС-5, а в конце 1942 года возник оскопленный КВ-1С с увеличенной скоростью хода.

В последующем году на его складе сотворили самоходную установку СУ-152, вооруженную гаубицей-пушкой раздельного заряжания МЛ-20 с длиной ствола в 28, 8 калибров( 620 машин). С этого момента в Советском Союзе началась массовая хозпостройка самоходной артиллерии, довоенные разработки в области которой не отправь далее опытнейших машин — дробь которых, истина, участвовала в поединках. А единой русской массовой самоходкой к тому времени была 57-мм противотанковая армата ЗИС-2, практически без охраны устанавливавшаяся на шасси полубронированного тягача » Комсомолец «, — некое численность данных машин сделали в Москве осенью 1941 года.

СУ-152 оказалась чрезвычайно кстати, так как в ходе Курской боя оказалось, что новейшие германские » Тигры » и » Пантеры » уже превосходят русские танки по весу, а их панцирь не пробивается 76-мм пушками с дистанции наиболее 500 м — в то время как 88-мм армата » Тигра » поражала Т-34 с расстояния наиболее полутора км. Поэтому летом 1943 года на складе Т-34 была сотворена СУ-85, вооруженная 85-мм пушкой Д-5С, как и у германцев, сделанной на базе зенитки( выпущено 2650 машин). В сентябре на замену ей пришла СУ-100 со 100-мм мореходный пушкой. Тем порой 85-мм приспособление установили и на танках — в сентябре возник КВ-85, а в декабре 1943 года — новейший тяжкий танк ИС-1( ИС-85) и были выпущены 1-ые экземпляры Т-34-85, официально принятого на оружие в последующем году.

Но 85-мм армата оказалась слаба для борьбы с новыми германскими танками, а на kb определить наиболее массивное приспособление не получилось. Поэтому в самом истоке 1944 года возник ИС-2, вооруженный 122-мм пушкой Д-25Т, сделанной на базе корпусной пушки эталона 1937 года. Одновременно на его складе начался выпуск ИСУ-122( 2400 штук) и самой сильной русской самоходной пушки пор борьбы — ИСУ-152( 2800 штук). Впрочем, от ИСУ-122 она различалась лишь артсистемой.

Более простая самоходка была сотворена в 1943 году на незначительно усиленной складе снимаемого с изготовления легковесного икона Т-70. Вес СУ-76 составил только 10, 5 т, и их было выпущено выше 14000 экземпляров. На базе модернизированного варианта СУ-76М в конце 1943 года была сотворена 1-ая русская серийная зенитная самоходка ЗСУ-37 с раскрытой сверху вертящейся вышкой и боекомплектом в 320 снарядов.

В 1942 году возобновился и выпуск бронеавтомобилей — возникли легкие БА-64, сделанные на шасси армейского кара » ГАЗ-64 «. Дальнейшее формирование Т-34 отдало Т-44 с усиленной до 120-мм броней. Он возник в конце 1944 года, но на фронт уже не попал. Как не попал на фронт и новейший тяжкий ИС-3 — 1-ый нашенский танк с полусферической вышкой.

За целый период борьбы в СССР было выстроено возле 90000 танков и самоходных установок( 80 000 до конца 1944 и еще 15 000 за 1-ое полугодие 1945 года). Из них 15000 — легкие танки и 21 000 — САУ. С осени 1941 года в СССР поставлялись еще танки из Англии и США — только возле 14500 машин, посреди которых было 4063 » Шермана «, 3782 » Валентайна «, 1665 » Стюартов «, 1386 » Грантов «, 1084 » Матильды ii «, 300 » Черчиллей » и возле 1800 САУ — как верховодило, зенитных. Поставлялись в СССР еще бронеавтомобили и бронетранспортеры — в главном британский » Универсал «. В сумме Советская Армия за войну получила 109000 единиц отечественной и импортной гусеничной бронетехники.

Опубликовано в сети: